СКОВОРОДНИК.РУ

 


Минеральная вода



минеральная вода

Источников минеральных вод на планете тысячи. Строго говоря, всякая вода (кроме дистиллированной) содержит в себе некое количество минеральных веществ. Чем больше таких веществ, тем «жестче» вода, чем меньше — тем вода «мягче». Но «мягкость» и «жесткость» — это только языковые метафоры, отражающие тысячелетний опыт человечества: в мягкой воде хорошо мыть волосы и стирать, а жесткой можно лечить недуги и раны, к примеру.

Воздействие этих вод на человеческий организм постоянно изучается. Однако, видимо, никогда не будет до конца изучено.

Бальнеология (balneum (лат.) - баня, купание) - раздел медицинской науки, изучающий происхождение и физико-химические свойства минеральных вод, методы их использования при наружном и внутреннем применении, медицинские показания и противопоказания к их применению. Первые сведения о водолечении дошли до нас в индийском эпосе Ригведа (1500 лет до Р. X.). Из литературы известно, что с лечебной целью воду применяли ассирийцы, вавилоняне, иудеи и египтяне. Из Египта методы лече-ния водами были перенесены в Грецию Пифагором. В V в. до Р. X. древнегреческий ученый Геродот предложил способ употребления и показания к применению минеральных вод. В сочинениях Гиппократа (V~IV вв. до Р. X.) упоминаются лечебные свойства речной, соленой и морской воды. Римскому врачу Архигяну (I в. по Р. X.) принадлежит первая классификация Минвод. В XV в. итальянский монах Джироламо Савонарола выпустил «Трактат об итальянских минеральных водах». Первые сведения о разитии бальнеологии в России связаны с именами ученых Г. Шобера и П. Палласа (XVIII в.). Большой вклад в развитие бальнеологии сделали доктора С. Боткин и особенно Г. Захарьин. Велики заслуги и доктора С. Смирнова, основавшего на Кавказских Минеральных Водах в 1863 г. Русское бальнеологическое общество.

Что же делать человеку, жаждущему минеральной воды? Воду с минерализацией от 1 до 10 г минералов на литр (это обязательно нужно прочесть на бутылке) — столовую — можно пить без всякой консультации с врачом и в любых количествах. Вреда никакого не будет, а только польза. А вот так называемые лечебно-столовые воды можно употреблять ограниченно (и доза зависит только от состояния вашего организма). Что же касается лечебных вод (минерализация от 10 до 15 г на литр), то их пить нужно только по совету врача.

Существуют и так называемые экологические воды (которые, разумеется, также содержат в себе некоторое количество минералов), отличающиеся поразительной чистотой. Пить такие воды — значит выводить из себя всякие шлаки.

Пей, да дело разумей

Почти у каждого человека (периодически) наступают такие минуты, когда организм начинает барахлить. Нормальным процессам пищеварения, кровообращения, водно-солевого обмена мешают застрявшие в разных местах шлаки и соли. Устает и стареет вся фабрика нашей жизнедеятельности, устроенная на разных уровнях тончайшим образом.

О чем мы не единожды писали, так это о том, что организм свой надо регулярно чистить. Минеральная вода словно нарочно предназначена природой для этой цели. И хотя грубая поговорка утверждает, что «поздно пить Нарзан, когда почки отвалились», но почки, печень, поджелудочную железу, желудок, кровеносные сосуды, по крайней мере, после тридцати-сорока лет полезно промыть минеральной водой всем.

Механизм лечебного действия минвод очень сложен: попробуйте представить полсотни или добрую сотню веществ, попавших в организм и принявших участие в обменных процессах. Каждое действует по-своему, а все вместе, именно в этом наборе, они оказывают свое неповторимое действие. Даже обложившись подробными справочниками и учебниками, мы в этих тонкостях не разберемся, не вычислим, к примеру, как молекулы брома повлияют на нашу нервную систему, после скольких миллиграммов этого брома, растворенного в Талицкой лечебной минеральной воде, наш невроз утихнет...

Врачи категорически возражают против самолечения. Общие рекомендации они выдают с трудом. Допустим, перед нами вода, богатая катионами — кальцием, магнием, натрием и проч. (лечебно-столовая вода Нарзан). Так вот, знатоки говорят, что натрий и магний действуют положительно на водно-солевой обмен, кальций снижает кровоточивость, стимулирует рост костной ткани, а все вместе они ускоряют скорость ферментных реакций в желудке и кишечнике. Если пить такую воду прохладной (16-18°С), медленно, небольшими глотками, задерживая ее во рту, желудок с ослабленной секреторной и моторной функцией станет работать лучше. И наоборот, если эти функции избыточны, ту же воду надо пить теплой (30-36°С), быстро и большими глотками.

Просто не верится, что именно такие пустяки определяют разницу в воздействии и прямо противоположный эффект. Однако это так. Рекомендации к лечению разных недугов одной и той же минеральной водой занимают страницы убористого текста, а применены могут быть тогда, когда вы точно знаете свой диагноз, а не просто жалуетесь на боль в желудке. Прочтешь такие рекомендации, к примеру для пациентов санатория «Поречье» с источником лечебно-столовой минеральной воды, и поймешь: этикетки на бутылках сообщают информацию исключительно в общих чертах.

Пьют санаторную минералку от трех до шести раз в сутки, в разное время до приема пищи и разной температуры — от 15°С до 45'С, выпивая за один прием от 50 мл до 250 мл. К тому же строго определена длительность курсов лечения. Бальнеологический опыт показывает, что только при таком точном и занудном выполнении рекомендации можно излечить серьезную патологию. Это в некотором роде труд, как столь же скрупулезное и хлопотное гомеопатическое лечение, всевозможные диеты.

Редко кто из обычных врачей-терапевтов распишет вам в подробностях, как и какую воду вам пить именно с вашим неповторимым организмом, но врачи-бальнеологи вполне доступны. Они есть на каждом курорте и в каждом санатории, где лечат минеральными водами. К ним на прием можно прийти в Московскую городскую водолечебницу на улице Талалихина, в профилакторий ЗИЛа и в Российский научный центр реабилитации и физиотерапии — бывший Институт курортологии.

А придя туда, вы узнаете, что лодыри прошлого века в садике на Остоженке вовсе не лодырничали, разгуливая по дорожкам, а пили немецкие и французские минеральные воды строго по указаниям врачей.

Каждая вода уникальна, но многие лечат одинаково

Сколь таинственна картина, которую можно вообразить: река, струящаяся по невидимому ложу земли, увлекает с собой мельчайшие крупинки сотен минеральных и органических веществ, скрывая до поры до времени свой целебный смысл, — столь красивы мифы, эту тайну окутывающие. Различают десять типов минеральных вод: среди них йодные, бромные, сероводородные, железистые и пр. Невольно задашься вопросом: а сколько же их вообще? Наверное, сколько звезд в небе, так как каждый источник, каждая скважина уникальны и чем-то да разнятся друг от друга, как родные по крови братья и сестры.

Удивительно, что при таком разнообразии на водах, непохожих на вкус, извлеченных за тридевять земель друг от друга, зачастую красуются наклейки с абсолютно одинаковыми показаниями к употреблению. Верить ли им? Безусловно. Совсем не обязательно ехать на Кавказ и пить Ессентуки-4, когда можно заменить ее Московской, совершенно непохожей на Ессентуки по составу, но оказывающей на организм идентичное воздействие. Вкусом этой Московской москвичи уже давно разочарованы: никакая, если не сказать «противная», не то что Боржоми или Нарзан. Но это вовсе не потому, что нас в очередной раз обманули, такая уж она от рождения...

Случай из жизни (который иные поймут как притчу)

В недавнем прошлом на пути минеральных вод к нашему столу стоял мощный заслон из контролирующих служб, ни одна бутылка с поддельной водой не могла просочиться. Увы, сегодня ситуация изменилась. Владимир Бореевич Адилов понятия не имеет, каким образом на бутылках с Ясногорской водой (Тульская область) оказалась наклейка с рекомендацией Всемирной организации здравоохранения. Возглавляемый им отдел воды в Российском научном центре реабилитации и физиотерапии собственноручно провел исследования и обнаружил, что рекламируемая минералка чуть хуже по качеству московской водопроводной воды. Одно время ее пили уставшие от дебатов депутаты Госдумы, покупая Ясногорскую в своем буфете. Теперь в Ясногорском районе у родника «Лель» стоит милицейский пост, не позволяя страждущим и жаждущим брать воду из источника.

Так как же нам разобраться в десятках наименований, каждое из которых отрекламировано наилучшим образом? Если мы пьем воду не по рекомендации врача-бальнеолога, знающего сов¬ременный рынок, то лучше полагаться на бутылки с этикетками, знакомыми с детства. И кстати, внимательно их прочитывать. К примеру, в Москве появился любимый, родной Боржоми. Покупаем, пьем, но не видим, что вверху на сызмальства знакомой эти¬кетке слабенькими бледными буквами набрано честное слово — «типа». Такую воду лучше не пить! А Боржоми без ремарок можно и нужно пить.

Производители липовой воды вроде бы никого не обманули, не выдали ее за натуральную. Но «Типа Боржоми» — вода искусственная, изготовлена путем растворения солей в обыкновенной воде. Вы ей, конечно, не отравитесь, но... Вот что сказал на мировом симпозиуме гидротермалистов президент Международной ассоциации гидротер-малистов профессор Киостри:

— Пить искусственно приготовленную минеральную воду вместо натуральной — все равно что заменить легкое прекрасное вино из испанского виноградника заводской пепси-колой...

А просто водичка?

Мы не станем советовать вам перейти исключительно на минеральные воды (потому что такой совет может дать только компетентный бальнеолог), хотя те, что текут из наших труб, оставляют желать лучшего.

Москва в этом смысле не стоит на последнем месте в мире. Эксперты даже утверждают, что в течение 9-10 месяцев в году московская водопроводная вода безопасна, недаром «Мосводоканал» производит ее многоступенчатую очистку. Но в паводковые периоды система водоочистки часто не справляется со своей задачей, поэтому рекомендуют весной воду из крана как минимум кипятить.

Многие москвичи взяли себе за правило воду отстаивать, дожидаясь, пока из нее выйдут хлор и фтор, но вместе с этими дезинфицирующими газами из воды улетучивается и кислород. Такой водой хорошо поливать цветы, но пить ее невкусно.

Другое дело - фильтры. Они более или менее очищают воду, бегущую к нам в дом часто по ржавым и просто грязным от старости трубам. Но повернется ли язык у специалиста назвать такую воду «экологически чистой», а у поэта— «живой»? Вряд ли. Нам нужна не просто химически чистая вода (два атома водорода и один кислорода), а действительно живая, то есть в буквальном смысле прожившая свою неповторимую жизнь. Надпись на этикетке финской Arctic Spring Water утверждает, что она освежает, запах у нее как весеннее утро, а текла она многие мили по гравийным склонам, сформировавшимся еще в ледниковый период, то есть по идеально¬му природному фильтру; сохранилась Arctic Spring Water лишь на да-леком севере Европы, и если ее герметично упаковать, то свою све-жесть она не потеряет в течение миллиона лет.

Является ли «миллион лет» преувеличением ученых, восхищенных гением природы, или это просчитанный миллион, не так уж и важно. С такой водой, безусловно, не сравнится ни водопроводная, ни очищенная самыми современными фильтрами. Все бы ее пили, да где взять?

В магазинах появились экологически чистые французские, итальянские, бельгийские воды. Пока наши ученые не успели дать заключения о соответствии рекламируемого содержания реальному составу. Приходится пока что верить на слово. Но не стоит удивляться, что экологически чистая вода стоит недешево — в странах с хорошо развитым виноделием бутылка такой воды иногда дороже бутылки вполне приличного вина (и ниже мы приводим список вод, хоро шо зарекомендовавших себя).

Какие воды могут друг друга заменить

Боржоми можно заменить на воды: Vichy, Лужанская, Набеглави, Саирме, Свалява, Уцера.

Ессентуки-4 легко заменяется водами: Арзни, Джава, Завре, Огле, Семигорская.

Славяновская заменяется водами: Исти-Су, Московская, Скури.

(Популярно о питании)