СКОВОРОДНИК.РУ

 


Международные приправы



Национальные кухни крупных наций, развиваясь в течение веков, неизбежно оказывали влияние на кулинарные вкусы различных народов, как соседних, так и отдаленных. Это влияние носило не всегда только чисто кулинарный характер, т. е. не всегда было прямым результатом привлекательности с точки зрения вкуса или результатом известности той или иной национальной кухни одного народа в среде другого. Очень часто такое влияние было результатом определенного социально-политического или социально-экономического воздействия одного государства на другое, результатом того или иного развития мировой торговли. Так, влияние французской кухни среди русского дворянства не могло бы иметь места, не будь в конце XVIII — начале XIX века французской буржуазной революции и наполеоновских войн, вынудивших эмигрировать в Россию не только французских монархистов, но и их обслуживающий персонал, в том числе портных, парикмахеров и поваров.

А вот пример из более близкого нам времени: только широкие и непрерывно возрастающие торговые отношения СССР после Второй мировой войны со странами Восточной Европы, Азии и Африки познакомили нас с некоторыми специфичными для этих стран продуктами, в том числе с некоторыми готовыми полуфабрикатами — токаной, гювечем; приправами — лютеницей, кетчупом, о которых наше население прежде не имело никакого представления.

В этом не кулинарном распространении кулинарных знаний о других странах и народах всегда первое место занимают готовые пищевые изделия — полуфабрикаты и приправы. Вот почему и в прежние времена чужие приправы распространялись быстрее, чем шло собственно технологическое влияние самой какой-нибудь национальной кухни. И тот, кто теперь употребляет горчицу, кетчуп, майонез или соевый соус, может ничего не знать о французской, английской или китайской кухне, ибо приправы — лишь авангард, передовой отряд, разведчик чужих кухонь в иной национальной среде, а не само по себе влияние иностранной кухни. Но и этим передовым отрядам нелегко было проникать в чужую инонациональную среду и завоевывать там себе приверженцев. Об этом убедительно говорит ассортимент нынешних приправ, получивших всеобщее международное признание и распространение.

Французская кухня ранее других, более 300 лет тому назад начавшая завоевание «кулинарного мира» Европы, смогла продвинуть в число международных соусов-приправ лишь две единицы из своих более двух тысяч соусов. Это — горчица и майонез. Лишь они нашли признание других народов, полюбились, пришлись по вкусу не только французам. Однако и эти «великие приправы» остались до нашего времени более известны среди европейцев и их «родственников» в Западном полушарии, чем в других частях света.

Несколько удачнее проникала английская кухня, над которой французские острословы всегда смеялись, что англичане имеют 24 религии, т. с. англиканскую и 23 секты, но только один соус на всех.

Начав оказывать свое влияние на кулинарные нравы мира на 200 лет позже французов, англичане выдвинули в число международных приправ из своих трех-четырех соусов фактически половину, т. е. кетчуп, ставший абсолютно космополитической приправой и производимый ныне в каждой стране, и уорчестер, не потерявший английской специфики, но приобретший всемирную популярность.

И кетчуп, и вустер были созданы английскими кулинарами и фармацевтами в период расцвета Британской империи, когда она владела половиной мира, в том числе и половиной тропического мира. Таким образом, англичане, создавая «свои» приправы, фактически учли в их составе и продукты, и принципы не только европейской, но и азиатской кулинарии, синтезировали их. Вот почему эти приправы, став международными вначале лишь в силу английского политического и экономического влияния, затем стали популярными уже в силу своих чисто кулинарных данных, совершили «кулинарное завоевание» мира, причем и в Европе, и в Азии, и в Африке.

Третьей мировой кулинарной державой, распространившей свои приправы во всем мире и выдвинувшей в число международных приправ соевый соус, был Китай. Соевый соус, возникший в Китае и распространившийся по всему Дальнему Востоку, «захватил» также Северную Америку, затем Западную Европу и ныне расширяет свое влияние в других регионах. Это влияние чисто кулинарного характера. Но оно не может никогда захватить те национальные кухни, которым никак не может быть свойствен вкус сои. Это прежде всего все славянские и все финно-угорские кухни.

Так что соевый соус, будучи международной приправой по числу своих потребителей (более двух миллиардов человек), в силу чисто кулинарных причин никогда не сможет стать таким же всеохватывающим, как, скажем, кетчуп.

Из приправ русской кухни на звание международной приправы мог бы претендовать хрен, имеющий высокие кулинарные свойства и достаточно широкий диапазон применения: все рыбные отварные блюда, все холодные свиные, все заливные из птицы и часть холодных мясных. Однако сильнейшим препятствием для распространения хрена как международной приправы служит невозможность стандартизировать и стабилизировать его как пищевой концентрат, а также невыгодность его транспортировки, нестойкость хранения. Хрен может производиться сравнительно небольшими партиями и потребляться в кратковременный срок только на месте производства. Вот почему ему трудно «завоевать мир». Но кулинарную славу в международной кухне хрен, а именно русский хрен, завоевал давно, и именно потому столь многочисленны попытки в других странах создать свои столовые варианты этой русской национальной приправы (Австрия, Германия, Дания, Польша, Швеция).

Наконец, в мире все более становится известным индийский чатни. Им активно пользуются как постоянной приправой уже более миллиарда человек. Ниже мы остановимся на характеристике и рецептуре трех самых главных международных приправ: горчице, майонезе и кетчупе, а также на возможности их широкой модификации для разных конкретных кулинарных целей.

(В.В. Похлебкин, "Приправы", 1991г.)